Содержание

последний номер
архив номеров
на первую страницу

ОПОРа
Что такое ОПОРА





Свое Дело
Свое Дело
мнение эксперта

Глобализация и российское общественное сознание
без автора

В зарубежном и российском обществоведении все более широкое хождение приобрел термин "глобализация", обозначающий радикальные социальные изменения, охватывающие весь мир и проникающие в самые глубины социальных образований, будь то нация, этнос или семья. Если освободить суть описываемых явлений от ценностных нюансов, неизбежных в тех случаях, когда рассматриваются столь масштабные явления, то можно констатировать, что в центре внимания общественности находятся процессы глобальной интеграции, экономической и политической, а также их запланированные и неожиданные последствия.

В российских средствах массовой информации сущность этих процессов зачастую отодвигается на задний план или тривиализируется под воздействием шумной антиглобалистской кампании, сопровождающей ныне почти каждое мероприятие с участием лидеров развитых стран.

Возникает ощущение нарастающего конфликта, грозящего распространиться на просторы Евразии и уничтожить слабые ростки социального возрождения в России и государствах, граничащих с ней. Это ощущение проникает в массовое сознание, способствуя рождению тех ценностных, негативных суждений, о которых говорилось выше. По данным социологических исследований, 27 процентов населения России слышало об акциях антиглобалистов, имевших место во время встречи "большой восьмерки" в Генуе. Более половины опрошенных (56 процентов) ничего о них не слышали, а 17 процентов - затруднились ответить на поставленный вопрос. Половина слышавших оценивает акции отрицательно, что существенно превышает долю тех, кто придерживается противоположной точки зрения (28,7 процента).

На первый взгляд может показаться, что доля населения, информированного о шумных протестах противников глобализации, невелика. Однако если учесть, что на сегодняшний день большинство граждан России отягощено заботами о насущных потребностях и ни разу не было за пределами страны, то названная величина выглядит вполне соразмерной той части населения, для которой глобализация и протесты, ей сопутствующие, уже стали реальностью. Большая доля означала бы слишком высокую степень политизации населения, которая возможна только в ситуации острого социального или политического кризиса.

Следует подчеркнуть, что в российском общественном сознании нет ясности не только в отношении антиглобалистов и целей, которые они преследуют. О самом термине "глобализация" осведомлено только 8 процентов населения. Еще примерно треть утверждает, что слышала это слово, но смысла его воспроизвести не может. Около половины опрошенных признались в том, что впервые услышали термин "глобализация" в момент опроса, и еще 13 процентов затруднились вести беседу на столь абстрактную тему. Иными словами, доля населения, осуждающая акции антиглобалистов, оказалась заметно больше, чем доля тех, кому знаком упомянутый термин.

Возникает, таким образом, "взгляд и нечто", пробел, который рано или поздно заполнится неким содержанием. Предыдущий опыт показывает, что подобные зоны неопределенности чаще всего заполняются мифологическими сюжетами, извлекаемыми из глубин исторической памяти. Можно предположить, что в российском контексте эти сюжеты будут включать в себя элементы самоопределения на оси "Россия-Запад", традиционные для российского менталитета.

Уже сейчас в суждениях на тему глобализации возникает напряжение, вытекающее из конфликта диаметрально противоположных оценок разных сторон наблюдаемого явления. С одной стороны, глобализация рассматривается как процесс со знаком плюс, означающий "мировую интеграцию", "мировое объединение", "сращивание экономики". С другой - этот процесс трактуется как установление власти сильных государств над всеми остальными, "подчинение слабых стран (а именно таковой считается Россия - авт.) сильными и богатыми", "влияние крупных держав на слабые страны, навязывание им своих идей".

Тот факт, что мир становится единым, вызывает прилив положительных эмоций, коррелирующих с христианским мировоззрением, призывающих к братству людей "во Христе", а также более поздней, наложившейся на христианский менталитет утопической идеей всемирного коммунистического единения. Однако полного приятия процесса быть не может потому, что процесс происходит при лидирующей роли Соединенных Штатов, воспринимаемых противоречиво: и как потенциальный друг, и как мощный противник, которому на сегодняшний день невозможно что-либо противопоставить.

Дело здесь не только в том, что древние стереотипы противостояния Западу и россоцентризма не получили достойного ответа в российской истории. Российская дилемма вытекает из того, что активный процесс глобализации совпал по времени, но не по вектору, с процессом становления новой российской государственности, а также рождением новой российской идентичности, постепенно замещающей старые формы самоотнесения.

Можно, разумеется, утверждать, что демократическая Россия возникла не на пустом месте, что ее предшественниками явились как дореволюционная империя, так и Советский Союз. Однако нельзя не видеть, что за некоторыми повторами именований и схожестью форм находятся принципиально новые реалии, которым нет аналогов ни в девятнадцатом, ни в двадцатом веке российской истории. Впервые российское общество бесповоротно выбрало путь эволюции к демократии, открытости миру, международной кооперации. Впервые оно определяется не как империя, вобравшая в себя множество разных народов, а как национальное государство, существующее в новых пространственных и культурных координатах.

В российском сознании этот период отразился как время нестабильности, хрупкости государственных структур, слабости важнейших институтов, нацеленных на социальную консолидацию. Из осознания этих реалий вытекает стремление общества замкнуться на собственных проблемах, выйти на время из контекста международных отношений, изолироваться в поиске оптимальных вариантов развития. Не случайно столь популярным в статьях, посвященных российским проблемам, стало высказывание Бисмарка о том, что у государства нет и не может быть постоянных друзей или союзников, а могут быть только устойчивые национальные интересы.

Новая социальная общность, возникшая на территории России, пытается дать этим интересам четкое определение, найти в багаже истории то, что наилучшим образом соответствует новым временам, изъять из него то, что может помешать дальнейшему развитию.

Идущий параллельно процесс глобализации существенно затрудняет эти поиски, сводит на нет попытки уединиться в российском или даже русском мире. России приходится все время делать выбор: помогать другим демократиям в борьбе против одиозного режима Милошевича или встать на сторону опального югославского президента, бросившего вызов Западу, соглашаться на продвижение НАТО на восток, выставляя свои условия, торгуясь, добиваясь уступок, или пойти по пути конфронтации с НАТО, отказываясь признавать легитимность продвижения Запада в зону российского влияния, выступать вместе с США в борьбе против терроризма или занять нейтральную позицию, сохранив за собой возможность критиковать сильнейшую державу мира, вступать в ВТО, обрекая некоторые отрасли российской промышленности на верную гибель, или попечительствовать национальной экономике путем воздвижения тарифных барьеров.

В этой сложной обстановке, когда едва ли не ежемесячно приходится решать вопросы будущего страны и общества, огромное значение приобретают мнения и действия элит, а особенно управленческой элиты. Российское общество традиционно внимало тому, что говорят элиты и как они видят будущее. Эта особенность российского менталитета получила подтверждение в социологических теориях, обосновывающих ее спецификой российского исторического пути.

Известный социолог Ш.Айзенштадт находит ее корни в российском "патримониальном" государстве, традиционно выступавшем в качестве высшего судьи для разных явлений жизни, имевшем, якобы, "божественное" помазание на управление своими подданными. Одна мысль о возможности свергнуть такое государство или изменить его институты считалась недопустимой крамолой и каралась самым жестоким образом. Под влиянием подобного мироустройства в российском обществе возникли стойкие архетипы, с одной стороны, отчуждения от институтов власти, а с другой - покорного приятия выбранного ею пути.

Опубликована инструкция в картинках: как завязывать галстук с описанием нескольких вариантов узлов галстука. Граждане России удалялись (или были насильственно удаляемы) от сферы принятия решений, но при этом сохраняли за собой право судить о деятельности людей, находящихся у кормила власти. Все бремя ответственности ложилось, таким образом, на плечи российских управленцев, осуществляющих выбор пути, полагаясь на собственное видение страны и ее будущего. Элиты менялись и менялись продвигаемые ими гегемонические проекты - общие идеологические матрицы, накладываемые на российскую действительность.

Но в каждом проекте неизменно присутствовал лозунг модернизации страны по моделям, принятым в наиболее развитых странах Запада. Во времена развитого социализма во главу угла ставилась цель ускоренного развития производительных сил, способных, якобы, в точках максимальной своей эффективности стать основой для гармонизации общественной жизни. В период реформ упор делался на модернизацию общественных институтов путем их подгонки под стандарты западного демократического общества.

При этом демократизация, развитие гражданских свобод рассматривались не столько как самостоятельная цель, сколько как важное условие убыстренного экономического развития, приводящего к более высокому уровню потребления материальных благ наиболее продвинутыми слоями населения. Каждый из гегемонических проектов, продвигавшихся в обществе, выступал в соответствующий период стержнем, объединявшим вокруг себя элиты, и одновременно связующим звеном между ними и широкими массами населения.

В отличие от предыдущих проектов глобализация внесла в ряды российской элиты "не мир, но меч". Во-первых, проект мировой интеграции никак нельзя назвать эндогенным, то есть рожденным самой российской элитой на местной почве. Речь идет о процессе, имеющем свойство неизбежности наподобие природных или биологических явлений. Во-вторых, глобализационный проект в его нынешнем виде не предполагает каких-либо целенаправленных усилий по модернизации отдельных обществ.

В нем, как в любом либеральном проекте, развитие является результатом собственных усилий, а среда лишь создает для этого развития соответствующие условия. В-третьих, глобализация влияет, если не сказать покушается, на важнейшие элементы общественного устройства, ставя под сомнение роль российского государства, едва обретающего почву под ногами. Эти ее особенности требуют, на наш взгляд, более подробного рассмотрения основных ее составляющих.

Данный материал является частью исследования исследовательского проекта "Глобализация как свершившийся факт", реализованного российской Ассоциацией менеджеров.

Свой бизнес
Последний номер:
Содержание

официоз
ТРЕТЬЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ МАЛОГО БИЗНЕСА
конкурсы
У ВСЕХ У НАС ОБЩЕЕ ДЕЛО
лауреаты
ЕЛЕНА НИКИТИНА: "МЫ ОБЯЗАНЫ СООТВЕТСТВОВАТЬ МИРОВОМУ УРОВНЮ СЕРВИСА"
ЛЮБОВЬ К КНИГЕ
АЛЕКСАНДР ДМИТРОВ: "ИМИДЖ НАПРЯМУЮ СВЯЗАН С КАЧЕСТВОМ ПРОДУКЦИИ
патентоведение
Интеллектуальный бизнес
кадры
"Стоматолог" руководителя - дистанция власти
техника для бизнеса
Бытхим-завод: на столе
бизнес-леди
Нина Пантелеймон: "Я ДЕЛАЮ ТО ДЕЛО, КОТОРОЕ ЛЮБЛЮ"
деловое предложение
законодательство
ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ОБЛАСТИ ПРОЕКТИРОВАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА
НЕОБХОДИМАЯ ОБОРОНА ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ Российской Федерации
мониторинг законодательства
страхование
Анатолий ВТОРОВ: "БЕСПЛАТНОГО СТРАХОВАНИЯ НЕ БЫВАЕТ!"
НЕ ОШИБИТЕСЬ В ВЫБОРЕ СТРАХОВЩИКА!
информационные технологии
КОМПЛЕКСНЫЕ АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ СИСТЕМЫ. ПРОЦЕСС ВНЕДРЕНИЯ
БЮДЖЕТНЫЙ УЧЕТ. КАК НАЧИНАТЬ АВТОМАТИЗАЦИЮ?
страницы истории
Пермско-сарапульский зодчий-актер
опыт
Оптимист из Валамаза
налоги
Имущественные налоговые вычеты для налогоплательщиков - физи-ческих лиц в связи с погашением процентов по ипотечным кредитам.
афиша
РЕПЕРТУАР ТВОРЧЕСКИХ КОЛЛЕКТИВОВ Удмуртии на май
интеллектуальный капитал
УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ НА СОВРЕМЕННОМ ПРЕДПРИЯТИИ


Copyright 1997-2012 Свое Дело
Как создать свой бизнес с нуля